Скиф Сварожич (skif_swarogich) wrote,
Скиф Сварожич
skif_swarogich

Categories:

Потери авиации в пятидневной войне (888). ИТОГИ (заключительная часть)

Первая часть ИТОГОВ


Это похоже на пуск НУРС – но  по информации Аладашвили в этом вылете Су-25 несли только бомбы, сброшенные с одного захода, после чего один из штурмовиков  сделал второй заход, обстреляв колонну из  пушки, да и в кадре  этот огонь виден не менее 3 секунд. Более вероятно, что в  объектив попал горящих самолет. В таком случае, не исключено, что приведенные выше  сообщения о пленении 8 августа разведротой  капитана Ухватова  грузинского летчика могут иметь под собой основания. К сожалению, после  взрыва бомбы оператору было не  до съемки, и  более этот объект в кадр не попал. Впрочем, данных об уничтожении грузинского самолета ранним утром 08.08.2008г. нет.

ИТОГИ. Заключительная часть


Дальнейшие откровения Аладашвили о действиях Су-25 не имеют ничего общего с  фактически имевшими  место событиями:
«…Однако вылет не состоялся, так как вскоре над Цхинвали показались российские истребители (Су-27 или Миг 29), поэтому вместо вылета штурмовики рассредоточили по разным углам аэродрома и спрятали. Этот аэродром (который не называется), 8 августа и позже неоднократно бомбили российские штурмовики, однако грузинские боевые самолеты остались целы. В боевых действиях принимали участие также ударные вертолеты Ми-24, которые осуществили 4 боевых вылета 8-го, 9- го и 10-го августа. Автор статьи утверждает, что за время боевых действий грузинские ВВС не потеряли в боях ни одного самолета и вертолета…8 августа российские самолеты Су-25 и Су-24 четыре раза бомбили грузинскую авиабазу в Марнеули. На аэродроме было уничтожено три самолета Ан-2, погибло трое военнослужащих ВВС Грузии. После того, как российские войска заняли грузинскую военную базу в Сенаки, они уничтожили два стоящих на аэродроме вертолета Ми-24 и один Ми-14. По информации автора, Ми-14 уже давно не летал, а у уничтоженных Ми-24 летный ресурс был почти исчерпан. Кроме того, во время боевых действий потерпел аварию один ударный вертолет (скорее всего Ми-24), экипаж не пострадал. Таким образом, по информации журнала «Арсенал», грузинская авиация в ходе боевых действий не понесла потерь в бою, потери были только на аэродромах. Ни один из грузинских пилотов не погиб.».
Более  детальный и точный  перевод указанной статьи представлен в журнале «Авиация и Время» №6/2008г.:
http://journal.knigka.info/2009/01/23/aviacija-i-vremja-6-2008.html
Как уже говорилось, сведения о количестве боевых вылетов  грузинских Су-25 недостоверны – множеством источников было отмечено несколько боевых вылетов, а  10.08.2008г. грузинский  штурмовик пытался  бомбить  Гуфту и  был перехвачен российскими истребителями. Соответственно,  вызывает сомнения и другая информация, в частности о  количестве погибших – на самом деле их было 5, о   боевых вылетах грузинских  вертолетов и конечно о  потерях. Сведения Аладашвили любопытно сравнить с  сообщениями  на  интернет-форумах,  в том  числе  и с грузинской стороны:
http://forums.airbase.ru/2007/05/t55815,4--VVS-GRUZII.html
«…ВВС Грузии совершили за время конфликта приблезительно 30 боевых вылетов.4-кой (2 раза 1 сбит), 2-кой (3 раза) на Цхинвал, 2-кой на Джаву (1 раз), 4-кой на российскую колонну 58-й армии, (1-раз, 1 сбит) 1-см (1 раз) на Рокский тоннель (участок дороги на выходе из тоннеля, не подпущен к Рокки 2-кой МиГ-29,сбросил бомбы в "белый свет" и ушел на базу)…»
Здесь перечислены 21 б/в и  2 сбитых, в том числе при налете 4-кой не российскую колонну.
http://www.milkavkaz.net/forum/viewtopic.php?t=52&postdays=0&postorder=asc&start=90
«…можете верить можете нет всего ВВС потеряли 2 Ан-2, 2 Ми-24 (оба на аэродроме в Сенаки, 1 из них был неисправным) 1 Ми-8 (в Сенаки), 1 Су-25УБ (в Марнеули).
Что касается боёв, участвовали всего 4 борта, все Су-25 Скорпион
ни один из них не был сбит, но 3 из них получили повреждение, у одного у хвоста практически весь корпус в дырках. Вообще ВВС действовали этапами, 8-9 числа летали, 10-11 не летали и 12 было 3 вылета после того как артиллерийский расчёт случайно накрыл российский мобильный радар.».
http://www.milkavkaz.net/forum/viewtopic.php?t=52&postdays=0&postorder=asc&start=60
«…все источники с нашей стороны однозначно утверждают, что не потеряно ни одного Су-25. я сам пытаюсь докопаться до истины. со слов служащего ВВС Грузии потерянны 4 вертолёта (все на земле) и при бомбёжке Марнеули всякая рухлядь, вроде Ан-2 и тому подобных. как только боле мене всё станет ясным, я выложу уточнённую информацию (если останусь в этом форуме)…»
http://www.milkavkaz.net/forum/viewtopic.php?t=52&postdays=0&postorder=asc&start=75
«…В Марнеули во время налёта было уничтожено 2 и поврежден 1 Су-25. Получается что Грузия потеряла 2 сушки сбитыми и 2 уничтоженными на земле. Степень повреждений 5-ого в Марнеули неизвестен, хотя как мне говорили вполне может быть что его тоже можно считать безвозвратно потерянными если технари не сотворят чудо…».
Как  видно из различных сообщений,   путаница во всем -  в типе и количестве  самолетов, участвовавших в боях, в  данных о потерях. Большинство  источников сходятся на том, что  грузинские ВВС не понесли  безвозвратных потерь в воздухе (за исключением потерпевшего аварию, возможно не  без помощи сержанта Станислава Сватко, Ми-24) и 1-2 поврежденных  Су-25,  потери на  земле составили от 1 Су-25УБ до 3 Су-25.  В других случаях говорится 2 сбитых в воздухе. Кроме того, в сообщениях упоминается  «всякая рухлядь», уничтоженная на    авиабазе Марнеули. Неясно,  входят   ли в её состав 9 грузинских L-29, дислоцированных на этом аэродроме и судя по фотографиям,  стоявших на открытых площадках, рядом с уничтоженными впоследствии Ан-2, в отличии от 10 более современных L-39, хранящихся в укрытиях.





Несмотря на то, что эти  фотографии были  сделаны задолго до войны, Ан-2 уничтожены  на том же месте, следовательно, можно предположить, что  и    L-29 остались на своих стоянках. В пользу этой  версии  говорит и  отсутствие каких либо  других фотографий разгромленного  аэродрома Марнеули. Единственное фото с сайта http://www.milkavkaz.net, приведенное выше, впоследствии было  удалено пользователем. Подобная  «конспирология» наводит на подозрения.
Любопытна и последовательность  сообщений о налетах на авиабазы:
17:35, 8 августа Марнеульская военная авиабаза, расположенная в 20 км к югу от Тбилиси, и находящаяся вне зоны конфликта, бомбардирована в третий раз. Один человек погиб и четверо ранены. В результате трех бомбардировок три самолета АН-4 и военная бронетехника авиабазы были уничтожены.
17:00, 8 августа Марнеульская военная авиабаза бомбардирована во второй раз, есть жертвы.
16.30, 8 августа Российская авиация бомбит военные авиабазы в Марнеули и Болниси, расположенные в 20 км и 35 км к югу от Тбилиси. Два самолета МО Грузии были уничтожены на земле. Разрушены здания, есть жертвы.


Косвенным доказательством того, что  на авиабазе  Марнеули было уничтожено более 3 Ан-2, служит  приведенная выше видеозапись второй атаки 2 Су-25 в  17:00. Столб дыма от стоящих  рядом с друг другом трех    Ан-2  и автомашин появился только после  атаки  одного из штурмовиков со стрельбой из пушки. Однако, первые сообщения о двух уничтоженных  на земле самолетах  самолета МО Грузии появились получасом раньше, после атаки 2 Су-24:
Значит, эти  2 самолета (возможно Су-25) стояли на другой площадке авиабазы, вдали от  трех     Ан-2 и к моменту атаки в 17:00 уже были  уничтожены. Одним из возможных    кандидатов в  «покойники» может быть Су-25УБ, б/н 21, одна из двух  «спарок», имевшихся в  ВВС Грузии до войны.


Учитывая небольшую численность грузинских ВВС, их фактические потери в конфликте  можно было бы легко  определить, зная послевоенное количество самолетов. Однако грузинская сторона по каким то причинам не спешит  «открыть  карты». Это довольно странно, ведь  фотографии  или  видеосюжеты с   Су-25 (кстати, довольно часто  демонстрировавшиеся публике до войны, без какой либо оглядки на секретность) были бы  лучшим доказательством отсутствия потерь. В  сети Internet проходила информация о послевоенном  состоянии  парка Су-25:
«...Число Су-25 всех моделей, сохранившихся у Грузии на конец войны, оценивается как 7.».
Позже  по грузинскому телевидению  прошёл  сюжет о  первых послевоенных  учениях с участием Су-25.   В кадр  попали  2 Су-25 – б/н 17 и 23 и Су-25УБ б/н20.






Возможно, еще одним уцелевшим  был Су-25 б/н 12.  Учитывая множество упоминаний об уничтожении на земле именно Су-25УБ, и  сохранность  б/н20, потерянным самолетом  может быть  только б/н 21.
Кроме того, достоверно известно об имеющихся  в послевоенной Грузии 2 Ми-24 (б/н 07 и 08), 3 L-39, 2 Ми-8 и 1 Ирокез.









Какова же эффективность действий авиации  обоих сторон и насколько  серьезны понесенные в ходе войны потери? Совершенно ясно, что  российская авиация  внесла очень большой вклад в общую победу над  врагом. Достаточно  сказать, что только  после одного из первых  ударов российских штурмовиков, результаты которого  стали широко известны по фотографиям  в сети Internet, было  убито 22 грузинских солдата, т.е. более 10% официально признанных потерь:


Командир штурмового авиаполка Сергей Кобылаш 8 августа первым вылетел на защиту Цхинвала. "8-го числа, когда я делал самый первый вылет, прошел над их колонной, они все стояли со спокойно поднятыми головами, - рассказывает Сергей, - смотрели на меня, думали, наверное, что это их штурмовики. Ну, потом, когда второй заход делал, уже никого не было. То есть и потом мы их начали долбить, долбить, долбить. Пускай не надеются, что будут безнаказанные. Мы достанем далеко".
«…Недавно из тбилисского СИЗО выпустили (вышел акт помилования) офицеров, осужденных за дезертирство, они много чего интересного рассказали… А еще слышны обвинения в адрес командира одной из рот 42-го батальона 4-й ПБ, который устроил построение в "Дубовой роще", как раз в это время по ним и долбанули с воздуха. После этого указанный командир вместе с еще несколькими командирами ПБ взял руки в ноги и свалил, оставил своих людей умирать. По их словам самолет летал над ними очень низко и они думали что это грузинский, даже видели пилота и махали ему руками».
«…Потом вдруг появились еще два самолета и те тоже прошлись по городу. Они поработали, за ними прилетел один самолет, но когда прилетел последний, вдруг смотрю – с севера летят два самолета, я обрадовался и тихо говорю другим пленным, это наши, русские, летят, а они мне в ответ «да какие русские, они нас предали как и в 1991 году, когда вывели советские войска». Грузины тоже удивились, мол, с чего это наши с севера залетели, и укрылись в дубовой роще. Самолеты пролетели над нами и полетели в сторону села Кехви, сбросили там бомбы на грузинские войска. Грузины подумали, что это на город сбросили бомбы. Вылезли обратно из леса и закричали радостно: «чуени эреба» - «это наши». А русские самолеты тем временем сделали круг над городом, пролетели над грузинскими позициями и разбомбили их. Один из грузин, который рядом лег с нами, был убит, когда русские сбрасывали бомбы, остальные 15, что стояли ближе всех, тоже повалились, двое или трое только смоги спастись… Оставшиеся живыми грузинские солдаты бежали кто на уцелевших танках, кто на БТР-ах, остальные пешком, часть сторону с. Никози, остальные в сторону с. Тбет.».
А ведь   это только один  боевой вылет! Были и  многие другие, последствия которых  широко известны:






Помимо непосредственного уничтожения живой силы и техники противника на поле боя,  российские самолеты наносили  удары практически по всей территории  Грузии, изолируя район боевых действий,  уничтожая  военную инфраструктуру и оказывая огромное психологическое давление на  вооруженные силы и население Грузии.


Значение этого трудно переоценить – ведь признаки паники, потери  воли к сопротивлению наблюдались  даже у  высшего военно-политического руководства Грузии!  



В тоже время неясно, почему, несмотря на  удары по грузинским  авиабазам не удалось полностью их  уничтожить, благодаря чему вражеские штурмовики и вертолеты  до  последнего дня атаковали наши войска.

Возникают вопросы  по  работе нашей ПВО,  гораздо более эффективно сбивавшей свои собственные самолеты, чем вражеские и конечно, непонятны действия наших истребителей,  за все время конфликта всего  один раз вступивших в   воздушный  бой с неясными результатами, при том, что грузинская авиация  выполнила множество вылетов.
Насколько велика   цена, которую заплатили наши ВВС за одержанную победу?
В журнале Авиапарк №4-2008г. приводятся данные о количестве боевых вылетов ВВС России – около 600.  Эти цифры трудно подтвердить или опровергнуть. В частности, грузинские власти к исходу  первого дня боев (когда им еще удавалось  сохранять  контроль над ситуацией и отслеживать российские самолеты) заявили о  22 налетах:
Всего, по согласно информации Министерства обороны Грузии, на 22:40 8 августа российские самолеты нарушили грузинское воздушное пространство 22 раза.
Т.к. большинство авиаударов выполнялось   в составе  звена или пары самолетов, можно предположить, что в первый день  наши ВВС совершили около  80-100 б/в. В дальнейшем  количество  вылетов не снижалось, так что  цифру  600 б/в за 5 дней боев можно считать минимальной, без учета действий истребительной и  транспортной авиации, вертолетов. В сети Internet встречались утверждения о 2000 вылетах. Скорее всего, достоверные цифры  находятся где то посередине. Таким образом, поставленная цель – принуждение к миру  была достигнута   практически за  4 суток во взаимодействии сухопутных  войск, ВВС и ВМС, сравнительно небольшим количеством б/в, несравнимым, например с  действиями США в Югославии. Потерянные 6 самолетов ударной авиации составили 0,3-1% от количества боевых вылетов, а вероятнее всего и того меньше, что вполне сопоставимо с потерями авиации  в других локальных конфликтах с противником, имеющим сильную ПВО. Другое дело, что  и эти потери можно было бы минимизировать,  проведя  подавление грузинской ПВО, устранив фактор «дружественнго» огня – но времени для этого, к сожалению не было. Если же   не  учитывать  «дружественный» огонь, то   победы грузинской ПВО составляют  0,1-03% от  количества боевых вылетов российских самолетов.
Изучая действия грузинских ВВС (как и  всех вооруженных сил) можно сказать что  их  действия были направлены именно на   борьбу с  российскими миротворцами, вооруженными  формированиями и населением Южной Осетии и,  но никак не на противодействие российской армии. Это подтверждается и направленностью их  ударов:
«С грузинской стороны была представлена группировка 8 СУ-25, они в Тбилиси на заводе ремонтировались в советский период. Были у них вертолётная группировка. Она, естественно, не имела серьёзного стратегического уровня авиации, как у нас. И серьёзного противодействия не оказала. В начальной стадии по миротворцам они применялись, СУ-25, кстати, они нанесли удар грузинские ВВС по лагерю миротворцев в начале конфликта, и вывели из строя всю подвижную часть, т.е. лишив мобильности.».


Если основной целью операции «Цминда Вели» было противодействие российским войскам (которые на тот момент    принятия решения еще не находились на территории Южной Осетии), то непонятно, почему в первое  утро против них был  сделан только один вылет силами 6 штурмовиков, причем до  цели добрались только 4. А ведь с момента принятия решения о начале операции прошло несколько часов, но в строй   все  8 (по другим данным 10 или даже 12) Су-25 так и не ввели. Более того, не было сделано даже попытки применить против российских войск  имеющиеся 10 L-39 и 9 L-29. А ведь эти машины   успешно применялись в качестве легких штурмовиков в 90-е годы абхазской и азербайджанской стороной соответственно.



Конечно, это было чревато  серьезными потерями, но для отражения столь глобальной задачи, как  отражение  «российской агрессии» с этим можно было смирится, да  и наша ПВО в первые  часы еще не  была  полностью развернута. Например, в случае  успешного удара  по колонне у Джавы утром 08.08.2008г. не 4 штурмовиков, а всей грузинской авиации  последствия могли быть  очень печальны.  К счастью, этого не произошло. Более того, даже  поднявшиеся в воздух  грузинские штурмовики и  ударные  вертолеты неоднократно  атаковали Цхинвал, что никак не могло остановить наши войска и с точки зрения отражения «российской агрессии»  было совершенно бессмысленно. Те же вылеты, которые все же были совершенны против  российских войск были малоэффективны. Так, грузинским пилотам не удалось уничтожить Гуфтинский мост, о  налетах на Рокский тоннель они и не помышляли. Основные  усилия грузинской авиации были направлены на уничтожение мирного населения в Цхинвале.Это подтверждается тем, что в неофициальном списке потерь российской армии:
среди обстоятельств смерти  61 военнослужащего нет не одной ссылки на гибель в результате   ударов с воздуха. Зато  среди 364 погибших мирных жителей Южной Осетии у 24 в качестве причины смерти  указано – погиб при бомбардировке:
Конечно, грузинские ВВС, как и  все вооруженные силы не имели никаких шансов после принятия решения руководством России «не оставаться в стороне», но при умелом руководстве и высоком боевом духе могли нанести немало бед. Непонятно вообще, какие  цели ставились перед грузинскими ВВС – нанести  максимальный ущерб противнику, даже ценой высоких  потерь? Остановить его продвижение? Сохранить собственные силы? Вероятнее всего,  командование ВВС, как и все руководство  Грузии, не ожидало вмешательства России и готовилось к «маленькой победоносной войне», а заявления о необходимости остановить российскую агрессию, сделанные после войны,  были нужны только с целью оправдания своих агрессивных   действий. В тоже время надо отдать должное  командованию ВВС противника, сумевшему обеспечить  выполнение отдельных, по существу «партизанских» вылетов  в течении всей компании.
Если оценивать уровень относительных  потерь, то  даже при потере в воздухе всего одного вертолета на 30-40 вылетов за время конфликта, они  составят около  3%, т.е. в 3 раза выше российских. Суммарные же абсолютные  потери в  7-8 ЛА в воздухе и на земле (в том числе 1  штурмовик и 3 ударных вертолета) весьма чувствительны для небольших Грузинских ВВС, а относительно  числа боевых вылетов достигают 20%! Если же информация по потерях в воздухе и на земле  еще  нескольких Су-25 подтвердится, то  статистика станет просто катастрофичной для грузин
.
На основании вышеизложенной информации можно сделать вывод, что действия грузинской ПВО и авиации оказались малоэффективными а понесенные потери – высокими. Потери  же российской авиации обусловлены прежде всего собственными ошибками и нехваткой времени  на подавление  сил ПВО в первый день  конфликта.
Данный текст не закрывает  тему потерь авиации в   пятидневной войне. Возможно,  с течением  времени будет получена  новая информация, проливающая свет на описанные выше события…


PS: От меня. Победа в пятидневной войне имело колосальнейшее значение как для России так и для всего мира в целом. Россия наконец-то поверила в себя. Даже Чечня не тот эффект оказала. Это как старая ноющая рана, А вот это была ПОБЕДА. То, чем можно гордится. Это было то, чего многие испугались - медведь показал клыки и оттопырил когти. Это было то, чему многие  обрадовались - есть друг, который поможет. Действительно поможет. Всегда.
Потом будет Крым и вежливые люди. Но ээто потом. По настоящему пробуждаться Россия стала именно в августе 2008.

Tags: ВВС, Грузия, Россия, Южная Осетия, авиация, война, война в воздухе
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments